"Кукушечка-рябушечка, Пташечка плакучая"

Кукушки и «кукушкины слезки»

Наталья Овсянник
Опубликовано в журнале «Неведомый Мир»

Кукушка… У каждого с этим словом связаны свои ассоциации. Казалось бы, птица как птица. Неприметная, серенькая. Да мало ли таких птах живет в наших лесах? Тут и дрозды, и малиновки, и дятлы, и сойки. Есть птицы поголосистее, понаряднее. Почему же именно с кукушкой так много примет и крылатых (как птаха) выражений? А что у вас связано с этой птицей? Давайте  отгадаю:

- Кукушка знает, сколько мне жить

- И еще она не хочет сама выращивать своих детей! Подбрасывает их не просто бабушке с дедушкой, а и вовсе чужим (чуть не сказала «людям») птицам. Вот, собственно и все знания большинства из нас об этой удивительной птице. Есть, разумеется, и частные случаи взаимоотношений с кукушками, но это исключение.  О некоторых из них я расскажу позже.

image002

Но почему же практически у всех народов имеющих древние высокоразвитые культуры кукушка была на особом положении? У древних индусов она была посвящена богу Индре, у германцев - Тору, у греков в образе этой птицы являлся Зевс. Эти боги знаменовали собой жизненную силу, которой преисполнена природа. Всеми народами кукушка признавалась вещей, как бы небесной посланницей, предвосхищающей не только явления природы, но и предсказывающей ход человеческой жизни. Однако это касается довольно позднего периода в истории человечества. Значительно раньше, во времена владычества Великой Матери, при матриархате, именно кукушка была символом  Богини.

Все эти соображения приходили мне на ум, когда я размышляла о кукле «Кукушка» и связанных с ней обрядах и ритуалах. И среди кукол, как и среди птиц, Кукушка на особом месте. Во-первых, она относится к очистительным куклам. Большинство других кукол делают, чтобы собрать и сохранить некие ценные для человека энергии, качества или вещества. Таких кукол хранят в доме на почетном (или укромном) месте. С ними разговаривают, ими любуются или играют. Часто подобные народные куклы являются, по меткому выражению одного из моих добрых друзей, Зенона, «консервами счастья».Кукушку же делают для того, чтобы сразу от нее избавиться.

Во-вторых, обряды, связанные с кукушкой были распространены повсеместно. По свидетельству стариков, «кукушкины похороны» и «кукушкины крестины» справлялись в каждой деревне на Украине, в Белоруссии и России. При этом внешние признаки действа могли существенно отличаться даже в деревнях, расположенных по соседству. Примечательно в этой связи отметить что «кукушкиными слезками» могли называть совершенно разные растения: ятрышник, подорожник, столетник, дикие злаковые травки,  или даже насекомых! Но эти самые «слезки» обязательно имелись везде.

Что же лежит в основе подобных ритуалов и куклы? Какие элементы этнопсихотерапии можно здесь увидеть? Как откликнется генетическая память современного человека на попытку реконструкции обряда в соответствии с описаниями этнографов? Ответы на эти многие другие вопросы после тщательной подготовки я решила поискать во время очередного летнего интенсива, проводимого студией «Беркана».

Когда же в старину отмечался праздник кукушки? Нет точной привязки к срокам. Чаще всего  “кукушечный” праздник приурочивался  к Троице. Но “Кукушка” могла состояться и за неделю до Троицы, и значительно позже нее. Очевидно, справедливо будет сопоставить праздник с традициями Русалий или «зелених свят» (Украина), которые, в свою очередь, ориентированы на одну из важнейших точек восьмеричного колеса праздников солнечного цикла. Это день летнего солнцестояния. В некоторых местах он проводился и в канун свадьбы.

В основе каждого подобного обряда находится «Кукушка». Внешние формы ее чрезвычайно разнообразны. Бывало, что на празднике Кукушку изображала девушка с поднятыми над головой руками: ее запястья касались головы, сжатые кулаки были сложены вместе и повязаны платком. В ряде мест фигуру делали из пестрого платка, кусочков материи. Такая кукла именовалась также Маринка, Марынка, Аринка. В районе Брянска она отличалась большими размерами и представляла "здоровую девку из тряпок". Эти имена Кукушки дают основания предположить, что обычай связан сМареной, славянской богиней ночной, темной стоны бытия.

Девушка-кукушка или ее реалистично сделанный двойник, очевидно, свидетельствует о том, что в давние времена в момент, знаменующий переход природы к зиме, наши предки заранее отправляли живых посланниц к богам и пращурам, чтобы испросить у них помощи в предстоящую трудную холодную пору. Почему девушка, а не парень? Потому что вторая половина года – время, когда силы Бога постепенно убывают, и по мере того, как удлиняется ночь, растет влияние Богини.

Эта миссия была почетной и ответственной. Для нее, наверняка выбирали самых лучших и чистых девушек. Но, не смотря на уверенность, в том, что посланницу ожидает сияющий, прекрасный Вырий или Сварга, расставание было грустным, и кукушкины слезки орошали последний путь посланницы.

Изредка в качестве куклы Кукушки могли использовать чучело птицы, как правило кукушки, реже - живую птицу – воробья. В недавние времена Кукушкой все же называли куклу, в основе которой была трава "кукушкины слезы", "заря", "кукушка", "дрема". Добавляли в нее так же цветок ириса, ветви берез, солому. Собранные травы, нередко вырванные с корнем, специально заплетали, придавая им вид человеческой или птичьей фигуры. Непременными элементами были украшения: ленты, бусы, мониста. В некоторых селах кукушку пеленали и перевязывали свивальником как ребенка. В иных местах одевали в подпоясанную рубаху и черный платок, реже, в сарафан темных тонов, как вдову или сироту.

И уж вовсе трудно узнать живую девушку-посланницу в украшенном лентами, бусами, платками растении, будь то ель, ветвь березы, черемухи, рябины, бузины, ивы или сосны. В качестве Кукушки мог выступать букет трав и цветов, а также перевязанный красной лентой венок, в состав которых непременно входила трава "кукушкины слезы". В Тульской губернии Кукушкой даже называли сооружение типа шалаша, в основе которого были две срезанные черемуховые ветки, «вторнутые» обоими концами в землю крест-накрест. Ветви украшались цветными тряпочками, цветами и снова таки травкой "кукушкины слезы".

Любопытно, что растение ятрышник чаще всего в народе именуемый «кукушкиными слезками», сейчас называют еще и «казачьей виагрой». Корень его состоит из двух яйцевидных клубней, из которых один более крупный, старый и дряблый (черный), а другой молодой, сочный (белый), от него отходит много тонких корней. Говорят, что свежий сок молодых клубней возбуждает половое чувство, а старые клубни его подавляют.

image004

"Кукушкины слезы" употребляли в магических целях. Чтобы наладить отношения между супругами, жене необходимо было напоить мужа настоем этого корня. Это поверье основано на представлении о том, что двойной корень растения обозначал мужа (черный) и жену (белый).

Использовали это растение и для гадания. Молодицы по его вырытому корню гадали о поле будущего ребенка: если корень длинный, то будет мальчик, если более округлый - девочка. Они также пили отвар этого корня, приговаривая: "Кокушка, уроди мне сынушку-дочушку". Гадание производилось во время обряда «похороны кукушки», о котором речь пойдет в конце этой публикации.

Очень близка к ятрышнику любка двулистная, у нее, как у ландыша, только два листа. Растет любка чаще всего в лиственных смешанных лесах, среди кустарников, в зарослях, реже на лугах. В Украине любку двулистную называют "ночница" или "люби меня, не покинь", за благоухание, усиливающееся ночью, когда распускаются цветы. Реже любкуназывают ночной фиалкой или «кукушкиными слезками».

Высушенные ятрышник и любка сохраняют свой аромат. Ятрышник и любка хорошо помогают истощенным и пожилым людям: «Ятрышник в ненастье призывает счастье».

Существует древняя легенда о том, что тот, кто с восходом солнца, вместе с его первыми лучами войдет в воды озера, по берегам которого цветёт ятрышник, обретет красоту и здоровье, и вечную молодость.

Говорят, что сердце княжича Игоря было навек отдано простой девушке-перевозчице Ольге, когда та подарила ему веточку ятрышника, «кукушкиных слезок». Вот какую силу содержат растения, носящие такое скромное имя.

Жаль что ятрышник, как и любка сейчас находятся под угрозой исчезновения. Чтобы наши дети и внуки могли любоваться и заряжаться жизненными силами от этих чудесных растений, они занесены на Украине в Красную книгу.

Кукла Кукушка - птица

Из всего многообразия кукол Кукушек для реконструкции обрядов я выбрала три. Расскажу поподробнее о каждой из них.

Первая кукла Кукушка — птица. Вспомним «Слово о полку Игореве» — замечательный памятник средневековой русской культуры. Здесь в своем плаче Ярославна хотела бы полететь кукушкой по Дунаю, смочить «бе брян рукав» (т. е. украшенный браным орнаментом) в Каяле реке и вытереть им кровавые раны мужа — князя Игоря. Магическая сила, сосредоточенная в рукавах рубахи, в алых орнаментах, должна излечить, зарубцевать раны, наполнить тело крепостью, принести здоровье и удачу. Для нас с вами важно, что Ярославна для предполагаемого магического действа выбрала именно образ кукушки.

Первое занятие, посвященное кукле Кукушке-птице, мы проводили смешанным коллективом: мужчины и женщины. Не смотря на то что, как правило «кукушечный» праздник был чисто женским, исследователями описаны случаи, когда в них принимали участие и мужчины.

В самом начале всем участникам было предложено подумать о том, от кого кукушка узнает о количестве оставшихся нам лет жизни? Почему в глубокой древности, еще до христианства, в образе кукушки, люди представляли саму печаль по ушедшим, и, в частности, умершим людям? Во многих старых песнях кукушка прилетает горевать над душами умерших. У сербов на деревянных могильных крестах принято было изображать столько кукушек, сколько  родственников грустит по усопшему. Всеми народами кукушка признавалась вещей, небесной посланницей, предвосхищающей не только явления природы, но и предсказывающей ход человеческой жизни. Ей равно ведомы миры живых и мертвых.

Примечательно, что в занятии, проходившем на природе, в удивительном месте силы, Беш-Таше, живейшее участие принимали сами кукушки. Все обратили внимание, что как только началось обсуждение, совсем рядом подала голос эта птица. Она кукованием и заливистым клекотом отмечала особенно удачные высказывания. Это было весело и удивительно, и придавало происходящему некую мистическую достоверность.

Итак, в ходе обсуждения мы предположили, что Кукушка может стать нашим личным посланцем в мир предков, во временную глубину нашего Рода. Она может передать пращурам то, что попросит наша душа.

Для первой Кукушки мы приготовили охапки травы-муравы и ленточки, оторванные от ткани, использовавшейся раньше в семье.

Конструкция Кукушки-птицы совсем не сложна. В ее основе кувадка (простейшая народная кукла) с руками-крыльями. С помощью тряпочек-ленточек определенным образом формируется голова и клюв. Туловище «мотается» красной пряжей, на груди  косой крест.

Первым потрясением для участников, особенно новичков в кукольном деле, было удивительное разнообразие получившихся Кукушек. Делали мы их всего несколько минут, а обсуждали гораздо дольше. Кукушки-птицы из простой травы, отличались размерами, размахом крыльев, упитанностью, нарядностью. Кто-то использовал только листья, другие Кукушки красовались разнообразными, тщательно подобранными колосками, некоторые были основательно «укоренены» (трава, вырвавшаяся с корешками, по обычаю так и вплетается в куклу). Обсуждение в парах дало много информации для размышлений.

image006

Следующим этапом бала передача посланий. На крылья Кукушке мы привязывали разноцветные ленточки. И каждая из них несла в себе нечто сокровенное. Кто-то, воспользовавшись случаем, передал привет кому-нибудь из недавно (или давно) ушедших родственников. Многие послали искреннюю благодарность в мир предков за унаследованные таланты, здоровье, родную землю, просто за свою жизнь. Были и просившие поддержки у предков. Ведь в роду каждого из нас (а значит и в нашей генетической памяти) много талантов, умений, разнообразных способностей. Нам нужно только по-настоящему в это поверить и захотеть активизировать в себе потенциал рода.

«Кукует Кукушечка. О чем? О чем поет? О чем горюет? Что вещает? А может, зовет кого-то? Детей брошенных, но не забытых? Родных ушедших, но стоящих за деревом с добрыми глазами. Оглянись – увидишь, вспомнишь.

Так не оглядываюсь. Некогда. Жизнь. Город. Заботы. Где вы? – папа, бабушки, дедушки, те, кого не видела никогда, но знала; кого и не видела и не знала? Что сказать вам? Как слова подобрать и нужны ли они, слова?

Беру траву, колоски. Пахнут землей и детством. Куколку делаю. Хвостик из колосков, крылья из травы. Одну ленточку тем, кого не знаю, и не видела, одну ленточку тем, кого не знала, но видела на старых бабушкиных фотографиях. Несколько красивеньких ленточек деткам моим нерожденным: сыночку первому, что всю жизнь перед глазами стоит. Доченьке и сыночку, которым не позволила родиться. Эх! Была бы умной, как сейчас…

Папе… Не долюбила я тебя, не поняла. А ты уже меня младше… Бабушки, дедушки! Я люблю вас.

Бабушка Маня! Даже мазанку твою вспомнила под соломенной крышей… И могилы не найду!..

Лети – лети, Кукушечка! Скажи моим родным, что люблю их и прощения прошу.

Так сложно и так просто из травы – муравы послать любимым и ушедшим письмо.

И невозможное оказывается возможным.

Ириша»

Думали, что воспоминания об ушедших будут грустными и печальными, а получилось светло и радостно. Поприветствовав и поблагодарив ушедшие поколения, мы словно получили от них поддержку и благословение.

Теперь нам оставалось только отправить Кукушек в полет. Для этого мы разошлись по окрестным лесам-полям, чтобы найти место для своих посланниц. И тут, как выяснилось, командовали не мы, а наши травяные птицы. Чья-то Кукушка захотела остаться совсем близко от места своего рождения. Моя же посланница, увела далеко в степь, и захотела оказаться на маленькой стройной дикой грушке. Причем только когда повесила ее на веточку, я увидела, что с этого места открывается необыкновенный вид на весь Беш-Таш и окрестные степи.

Самым удивительным оказался случай с одним из наших мужчин. Его Кукун привел к высоченной акации и захотел утвердиться практически на ее вершине. Мужчина за пару минут взобрался на нужную высоту и, закрепив Кукуна, так же быстро спустился. И только стоя на земле, он увидел, что ствол южной акации густо утыкан длиннющими шипами. Поверить невозможно, что верхолаз избежал даже маленькой царапины. Не иначе, как Кукун его поднял на своих крыльях!

А наш волхв Велеяр воочию увидел: как только он повесил посланца на ветку, от него отделился прозрачный силуэт птицы и взмыл в небеса. На ветке остался просто пучок травы.

Кукушка - девица

Вторая Кукушка связана с так называемым «заговором женщин». Так по традиции называют существовавшие (и, конечно же, существующие) тайные женские мистерии. Они относятся к наиболее древним и таинственным. Когда-то по все планете, на всех континентах женщины собирались для того, чтобы совершить таинства, направленные на рождение, продолжение и сохранение Жизни. И, разумеется, для признания величия и выражения уважения Смерти. Жизнь и Смерть это две великие Женщины, не мыслимые одна без другой. То, что не родилось – не может умереть и то, что родилось – не может не умереть. Эти священные таинства изначально связаны с женщиной и через нее приходят в мужской мир. Так сложилось, что за века патриархата, женские мистерии пришли в упадок и оказались почти забытыми. Следы их сохранились лишь в сказках да деревенских праздниках, бытовавших до недавнего времени. И, конечно же, в нашей генетической памяти. Ее то мы и решили пробудить ритуалом «похорон» и «крещения» Кукушки.

Недалеко от лагеря удалось найти замечательное местечко. На границе поля и леса, склоненные кроны деревьев образовали тенистый и в то же время светлый грот-храм. Пол этого природного храма был устлан густым пружинящим ковром шелковой травы. В центре, как по заказу росло маленькое деревце, обозначившее алтарь. Но прежде чем отправиться в этот зеленый храм, мы говорили о втором аспекте кукушки – матери, подбрасывающей своих детей в чужие гнезда.

- Почему кукушка делает это? – Наверно у орнитологов существует свой ответ. Но мы рассуждали с точки зрения женщин.

- Очевидно потому, что у нее нет своего гнезда.

- А откуда гнезда у других птиц?

- Их делает самец!

- А существуют ли самцы кукушек?

Интересный вопрос! В этой связи я вспомнила как, однажды глядя в окно, увидела на ветке ели, растущей напротив, «занимающихся любовью» дятлов. Я поймала себя на том, что искренне, по детски, изумилась: ведь все дятлы – «мужчины»! Так и все кукушки в моем сознании «женщины». Да и не только в моем. Что-то не припомню ни одной песни или пословицы, где «кукушка» была бы мужского рода.

Так какими же качествами обладает таинственный «кукун» или «кукуй»? Тут неожиданно на помощь пришла одна из моих учениц. Горожанка, профессиональная художница с соответствующей наблюдательностью, она рассказала, что уже несколько лет на даче наблюдает сцены из жизни кукушек.

Оказывается самец в брачный период, проявляет чудеса изобретательности и настойчивости. Он необыкновенно красиво ухаживает, демонстрируя преданность и «самые серьезные намерения». Но, едва добившись желаемого от своей избранницы, мгновенно теряет к ней интерес и испаряется. А она, не хуже Ярославны, еще долго остается на месте, где разворачивался их бурный роман, жалобно призывая упорхнувшего возлюбленного. Чем все это кончается, всем нам хорошо известно.

Единственное, что она успевает сделать для своего дитятка – это наделить его яйцо скорлупкой такой окраски, чтобы приемные родители не распознали в нем подкидыша. И этот «сирота при живых родителях», едва появившись на свет, вынужден выживать, как может. И, несмотря на самоотверженную заботу приемных родителей, в свое время вновь повторит семейный сценарий биологических мамы и папы. Не правда ли, до боли знакомый сюжет?!

Так на что же в старину был направлен обряд «похорон кукушки»? Это мы и постарались узнать на собственном опыте.

Отправились всем женским населением в зеленый храм. Поприветствовали Великую Богиню, мать - сыру землю и сестрицу-водицу. Началось священнодействие: сотворение существа, порожденного Землей и женщиной. Внешнее отличие этой Кукушки от предыдущей куклы небольшое. Это тоже кувадка, но она девочка, а не птица. Ее руки, хоть и напоминают крылья, все же таковыми не являются. И вместо хвоста – юбка.

Эти куклы получились ловчее и тоже со своим характером. В процессе участвовали женщины разных возрастов. Были среди нас совсем молоденькие и разменявшие пятый десяток. Но на какой-то момент все превратились в девчонок. Мы показывали друг другу наших кукол, называя по имени (зовут Кукушек так же, как и их создательниц).  Нужно было сказать, сколько Танюше ( Натальюшке, Светланке) лет, какой у нее характер, о чем она мечтает и на что надеется.

И вот, когда все Кукушки были представлены и перезнакомились, и было очень весело, я предложила повязать им на головки, заранее приготовленные косыночки из черных лоскутков. И воцарилась тишина…  Женщины, потрясенно смотрели на враз изменившихся кукол.

image008

Я задавала вопросы: Что произошло? Почему Светланка надела платок? Сколько ей лет теперь? Как она себя чувствует? А ты как?

Женщины заглядывали в себя, и изнутри рождались ответы:

- Она такая же молодая, но она вдова. Замужем побыла всего ничего. Ей тяжко. Она не знает, как жить…

- Сейчас большая война… Многие мужчины погибли. Но моя не потеряла никого из близких. Просто она не хочет выделяться среди других женщин и уважает их скорбь.

- А моя в одночасье состарилась. Ей очень много лет, но она только сильнее стала. Как каменная.

- Натальюшка в монастырь ушла. Она посвятила себя Богу и людям. Она отказалась от семейного счастья, чтобы и сиротам было, где голову приклонить. Она спокойна и светла.

Откуда приходили эти ответы? Из каких глубин? Из каких жизней? От каких пра- пра- пра- женщин рода? И каждая личная история позволяла выплакать запекшиеся в глубине души слезы или почувствовать силу и мужество женщины, вынесшей удары судьбы и не сломавшейся.

Когда казалось, наши куклы все рассказали о себе, я снова предложила внести изменения: надеть на них припасенные лоскутки-запаски (передники, фартучки). И вновь метаморфоза! Куклы преобразились. Теперь, не смотря на черные платочки, они выглядели нарядными и деловитыми, более защищенными, как отметили все присутствующие. Вот она, магия народного костюма! Сейчас мы надеваем фартук только чтобы уберечь чистую одежду от пятен. А еще совсем недавно запаска или передник был непременной деталью праздничного наряда.  Его украшали орнаментами, помогающими не только защитить самую важную для женщины часть тела, но и укрепить, преумножить ее детородную силу. Неправда ли, какой контраст с современной модой на максимальное оголение и «растаскивание» женского тела? Не отсюда ли трясина бесплодия, поглощающая европейцев? Возможно такова плата за пренебрежение мудростью предков?

Но вернемся к нашим Кукушкам-женщинам. Теперь они выглядели возмужавшими, но все же по-девичьи стройными и легкими. Я предложила подругам, глядя на своих кукушек, подумать о том, с какими женскими проблемами каждая из участниц не может справиться? Какие девчоночьи черты характера мешают навести порядок в жизни? Какие ошибки мы продолжаем совершать с постоянством, достойным лучшего применения? И припомнив все это, определенным образом, повесить свои тяготы (пучочки травы) на правую руку Кукушки. И после – непременная рефлексия:

- Что чувствуешь?

- Что видишь?

- Что думаешь?

Следующий шаг касался наших заслуг. Ведь сплошь и рядом  бывает что, достигнув определенно успеха, мы потом не решаемся покинуть заветную вершину и застряем на месте. И незаметно вершина превращается в западню. Можно было продвинуться дальше, но, наслаждаясь триумфом, мы упустили момент. И поезд ушел.

Глядя на Кукушек с отягощенным правым крылом, мы вспоминали свои былые «женские» заслуги.

- «Лет пятнадцать тому назад узенькие брючки были мне к лицу (вернее, к…). Может пора перейти на юбки?»

- «Я заботливая мама, пребывающая в курсе всех дел своего чада. Но ребенок стал взрослым. Может пора позволить ему совершать свои ошибки, а мне начать осваивать японский язык?»

- «Я много лет гордилась непревзойденными талантами в бухгалтерии. Может, наконец, разрешить мужу взять ответственность за семейный бюджет, а мне, наконец, всерьез занятьсяизучением астрологии?»

И если действительно возникло ощущение, что можно попробовать отпустить устаревшие «совершенства», мы привязывали их к левой руке-крылу Кукушки.

Наши Кукушки получили необычный, сказочный вид. Толи крылья, толи рукава магического платья. Помните: «бе брян рукав» Ярославны?!

Казалось бы, можно отпустить наших красавиц в полет, но кое-чего не хватало. Чего же? И тут ответ поищем в сказке. Помните сюжеты про «бабину» дочку и «дідову» дочку? Бедные падчерицы, прежде чем получить заслуженные награды и счастье, покидали родной дом, чтобы пройти испытания и встретиться с Бабой Ягой, тетушкой Метелицей, Морозко или феей-крестной. В сказках причиной того были злые мачехи. Но как-то так всегда получалось, что именно гонимые падчерицы оказывались в выигрыше, а страшные «бабы-яги» - истинными благодетельницами. Вы наверно уже догадались, что в этих сказочных сюжетах вовсе не чужими были эти злобные мачехи. Так зачем же они выгоняли своих дочерей «зимой искать подснежники»? И почему каждый раз на сцене появлялась добрая фея, даже если она Баба-Яга?

Институт крестных родителей существовал всегда (а не только с принятием христианства). Это были духовные родители. Они несли ответственность за своих крестниц, но отсутствие кровного родства делало эти отношения свободными от родительских страхов, чувства вины, предвзятости и многого другого, что происходит (и необходимо для выживания) между биологическими дочками-матерями.

Неотъемлемым элементом праздника Кукушки было кумление. Мы решили на своем опыте проверить, как работает этот механизм. Когда Кукушки с именами участниц были готовы, я всем предложила внимательно всмотреться в лица друг друга и выбрать своейдевочке крестную. Интересное дело – выбор! Возможно самое сложное и самое естественное на свете. Сложно тем, кто стремится заручиться каким-то обязательными признаками или правилами к руководству. Легко тем, кто делает шаг, заглянув в собственное сердце. А оно редко ошибается. В нашем обряде при выборе, все же, одно правило нужно было соблюсти. Крестной своей Кукушечке, а себе кумой, нельзя было выбирать участницу, у которой уже имелась крестница. Таким образам каждая женщина получила одну подопечную Кукушечку и две кумы: первую, которую выбрала сама и другую, которая ее выбрала.

Выбор кумы это что-то из давнего-давнего детства. Помните: на берегу речки или в песочнице вы, лет пяти, видите девочку или мальчика, все равно. Этот маленький человек увлеченно строит замок из песка. Вам внезапно и сильно хочется присоединиться, и вы не раздумывая, говорите: «Давай дружить!» и слышите – «Давай». Через минуту вы вместе прокладываете новую дорогу, возводите башню или сажаете парк. Не важно, продлится эта дружба час или всю жизнь (бывает и так). Главное, что вы вместе и мир от этого стал полнее и увлекательнее, и безопаснее. Теперь, во взрослом состоянии у нас уходят месяцы и годы на то, чтобы проложить тропинку дружбы. Смущение, подозрительность, досадные недоразумения или просто душевная леность мешают получить и дать дружескую поддержку, столь необходимую нам и нашим детям. А еще бытующее мнение, что женской дружбы не бывает.

И вот там, в нашем зеленом уютном и торжественном храме женщины, слегка смущаясь, вглядывались в лица товарок чтобы разглядеть искорки родственного свечения. По очереди мы пересекали круг, и, опустившись на колени, глядя на по-девчоночьи улыбающееся лицо через специальный «кумильный» венок «узу», говорили: «Будь моей (имя Кукушки) крестной, а мне кумой. Чтоб нам вовек не ссориться и во всем друг другу помогать!» Затем целовались сквозь венок троекратно и вручали новой «фее» крестницу.

Отдать, отпустить ставшее таким родным существо, частицу себя. Видеть, как чужие руки бережно принимают воздушную травяную фигурку, нежно прижимают к сердцу, заботливо прикрывают платком. Светящееся от нежности, волнения и нечаянной гордости лицо склоняется к маленькой головке и губы шепчут какие-то странные, древние и очень важные слова. Любовь и забота феи-крестной способна дать поддержку на пути взросления. А это так важно получить вовремя. И в этом зеленом храме каждая из нас чудесным образом узнала, как это иметь фею-крестную, бытьтакой крестной и стать кумой, одновременно куму обретя.

«И снова травушка – муравушка. Тонкая, мягкая. Кукушечка как девочка. Сама тонкая, хрупкая, а руки уверенные, голова чуть вправо. Кажется, все заботы руками разведет. Сердечко болит, тяжело, а выйдет – сапожки сафьяновы, руки в боки и закружится и запоет, и спляшет: «Смотрите на меня! Тяжело, а я танцую! Страшно, а я пляшу! Так и пропляшу. И справлюсь!»

Присмотрелась. Кого-то Кукушечка напоминает. А может это я? Да, и девочки каждая глянула на свою и будто на портрете себя узнает: и лицо, и стать, и характер.

Отдам свои заботы Кукушечке, свою боль и страхи. Да и прошлое отдам. Чтоб не мешало, с пути не сбивало, и новому дорогу открывало. По три пучка травки на каждую руку навяжу и с ними все отдам.

Кукушечка потяжелела. Будто прочнее стала. Да и правда. Беды, радости… Все мое! Только устойчивее делаюсь.

Кукушечка – девочка родилась, а крестной нет. Выберу крестную для нее, а сама стану крестной другой девочке. Я стану поддержкой, и меня поддержат.

Отдала свою Кукушечку куме. Поцеловались через веночек - вот и стало теплее. Взяла себе Кукушечку у другой кумы. Совсем согрелась!

Ириша»

В соответствии с законом «женского заговора» мужчинам не положено знать его секреты. К ним относятся и куколки Кукушки. Крестная разговаривает со своей подопечной, раскрывая женские секреты и хитрости, водит не прогулки, укладывает спать. И все это происходит вдали от мужских (даже собственного мужа или сына) глаз. Наши крестницы должны были оставаться с нами тайно, вплоть до приближающегося дня летнего солнцестояния. Тогда будет зажжен купальский костер. Он, благодаря своей пирамидальной форме, призван унести в небо нашу благодарность, радость, надежды на доброе будущее и любовь к родным богам. Вместе с пламенем купальского костра в небо устремятся и наши Кукушечки-девицы, крестницы. И каждая крестная, при свете луны укладывая куколку на еще не вспыхнувший костер, давала ей последние напутствия. А когда купалец вспыхнул ярким пламенем, вместе с его багряными языками упорхнули в звездные небеса Аннушки, Светланки, Маришки на своих  «бряных» рукавах унося наши несовершенства и совершенства, из которых мы уже выросли.

Кукушечки - крестницы улетели, а мы стали немного чище и устойчивее. И еще мы получили сестриц-кумушек, с которыми породнились в эти удивительные купальские дни.

Кукушка - русалка

Третья Кукушка была совсем другой. Ее делают одну на всех из чулка, наполненного тряпицами. При этом каждая участница для общей куклы приносит лоскуток от своей одежды. Конструкция Кукушки очень поста: плотный тряпочный цилиндр с едва намеченной головой, пеленается как младенчик. Получается толи ребеночек, толи личинка, толи русалочка. На голову надевается косынка, непременно красная. Красный цвет здесь не просто символ жизни, но это еще и сигнал волнения, тревоги и даже опасности. Это я поняла только прожив весь ритуал, связанный с этой Кукушкой. И еще ее отличительный признак – лицо. Ведь традиционно народные куклы безлики  или их лица украшены солнечными крестами, как у украинских мотанок.

Я знала, что лица обрядовым куклам не делают, потому что у каждой из них есть незримый лик своего обладателя. А если лицо нарисовать, то кукла заживет своей жизнью или откроет доступ к внутреннему миру хозяина. И если кто-то ею завладеет, то получит власть над оным. Эта теоретическая информация была изначально принята мной к сведению. Правил я не нарушала, но как выяснилось, и глубокого понимания, основанного на личном опыте, у меня не было.

И вот Кукушка-младенчик, на чулочном личике которой нужно нарисовать лицо…  Мы вновь собрались в нашем зеленом храме. Теперь в его центре расстелен черный платок с красивым крупным цветочным узором. Такими хустинами покрывали головы наши замужние прародственницы. В центре платка лежит безликая пеленашка, размером чуть меньше локтя. Зеленое туловище, алый платочек, белое личико. Собравшиеся женщины посматривают на нее и на меня с любопытством: что же дальше?

Я беру куклу в руки и рисую, синим фломастером распахнутые глаза с длинными ресницами. И происходит чудо! Кукла смотрит на меня напряженно и внимательно. Она слушает! Я точно знаю, что больше рисовать ничего не нужно: рот и нос – лишние.

image010

Из этнографических материалов мне известно, что таким Кукушкам молоденькие девушки доверяли свои девичьи страхи, разочарования, обиды. Ведь каждая девочка мечтает о королевиче или хотя бы добром молодце. Она готовится жить в белокаменных палатах с заботливой свекровью и добрым свекром. И о детках мечтает здоровеньких, послушных да смышленых. И сама она никогда не состарится, а жизнь будет яркой и праздничной. И, конечно же, скатерть самобранка избавит ее от грязной, скучной, неблагодарной домашней работы.

Каждая девочка верит, что у нее-то именно так все и будет. А когда закончится волнующий период жениховства и отгремит свадьба, как гром среди ясного неба совершенно неожиданно возникает вопрос: «Кто будет выносить мусор?!!!» Тут и заканчивается сказка. И часто последний час свадьбы становится первым шагом к разводу. А значит, на свете становится одной Кукушкой больше. И будет она век куковать одна или с кукушонком, подброшенным бабушке (может быть тоже пожилой кукушке). И только одинокие, слегка полинявшие Кукуны будут изредка приземляться на ее ветке.

Наши предки хорошо знали о такой опасности. Ведь у каждой девочки должна быть мечта. Именно она позволит молодой жене принести нотки сказки в свою жизнь и семью. Но делу время, потехе (сказке) час! И был праздник «Кукушка», во время которого девушки хоронили вместе с куклой Кукушкой излишние девичьи иллюзии и беззаботность. Проводились подобные обряды в русальную неделю. В них принимали участие девочки, достигшие детородного возраста (12-16 лет). Такие праздники сопровождались шествиями по селу. По их окончании девочки считались девушками и переходили в разряд потенциальных невест.

«...Давно это было. У отца имелось три дочери:  Марьюшка, Дарьюшка и Аринушка. Пришел праздник Троицы и они, как водится, сплели венки себе из лазоревых цветов пошли на реку гадать на суженых своих, ряженых. Плывут, плывут венки по реке и вдруг - прилетел ясный сокол, схватил Марьюшкин венок - и унес его в небеса. За ним прилетел селезень сизокрылый, схватил Дарьюшкин венок - и унес его за гору крутую. И только Аринушкин венок плыл, плыл по реке - и вдруг из воды вынырнула рыбища - зеленые глазищи, и унесла Аринушкин венок в пучину вод.

Пришли сестры домой - и рассказали о венках отцу. Отец подумал, и сказал им: “Ну, к тебе, Марьюшка, посватается боярский сын. К тебе, Дарьюшка, будет свататься купеческий сын. А Аринушку, понимаешь, Водяной сосватает...”

Приехали сваты: посватал Марьюшку боярский сын. Вскоре и Дарьюшку купеческий сын посватал. А Аринушку - никто не сватает. Однажды пошла она к колодцу, воды зачерпнуть. Только опустила ведро - слышит, из воды голос: “Девушка, девушка, я твой су-у-уженый!..” Аринушка и спрашивает: “А кто ты такой?” - “Я Водяно-о-ой...” - “Нет, не пойду я за Водяного замуж!” - Крикнула Аринушка и убежала прочь от колодца.

А на другой день она в лес пошла, за ягодами. Подошла к роднику, чтобы напиться, а из воды опять тот же голос: “Девушка, де-е-е-евушка...”. Бросила она лукошко - и убежала из лесу домой.

А на третий день она пошла на речку, белье полоскать. Наклонилась над водой - и вдруг зеленая ручища как схватила Аринушку - и тянет в воду! А голос опять: “Девушка, де-е-е-евушка, я твой суженый...” Испугалась Аринушка, видит: на берегу, верба стоит. Просит Аринушка вербу: “Верба, вербочка, склони надо мной свои ветки, спаси меня от Водяного!..” А верба ей: “Я Водяного боюсь” Видит Аринушка: олень подошел к реке напиться:  “Олень, олешка, спаси меня от Водяного, наклони надо мной свои рога!” И олень забоялся водяного: “Ага, он и меня потом с собой утянет...”

Пролетала над водой кукушка, пожалела Аринушку и кукует: “Водяной, Водяной, отпусти Аринушку, а то я тебе смерть накукую!” - “Отпущу-у-у-у, сказал Водяной, - только она сделается... кукушкой: век будет тосковать - в лесу куковать!” А Аринушка ему: “Лучше кукушкой быть, чем с водяным под водой жить!” Ударил ее водяной зеленой ручищей - и превратилась она в кукушку. Вспорхнула кукушка - и полетела в лес.

Летает кукушка, о батюшке, о сестрах своих тоскует, о своем несчастье кукует. Не снесла она воли... Упала с высоты на землю, ударилась - и разбилась. А потом на месте, где она упала, вырос цветок, и назвали его “кукушкины слезки”.

С тех пор девушки ищут “кукушкины слезки”, обряжают их, словно девушку, в нарядные платья, и хоронят под песню:

“Не плачь, кукушечка, не плачь рябушечка,

Троица придет - все печали унесет...”

В некоторых местностях деревенские девушки удалялись в лес перед свадьбой. Водили хороводы и пели печальные ритуальные песни. Основное содержание этих песен заключалось в том, что брак будет бременем и тяжелой ношей, что утраченная девическая свобода чревата рабством и всяческими горестями. Подробно описывались негативные стороны брака, грубость мужчин, тяготы рабского положения в хозяйстве, семье, воспитании детей и т.д. Все это поверялось кукле Кукушке и после всеобщего горевания и оплакивания, она определенным образом хоронилась, а девушки с легким сердцем и трезвым настроем могли начать семейную жизнь. Это позволяло молодым женам избежать кукушества, сообщало необходимый запас прочности, а новой семье устойчивости.

Вряд ли кто-нибудь из современных женщин в нужное время принимал участие в подобных обрядах. Теперь нам предстояло на себе испытать его действие.

Итак, сидя на травяном ковре зеленого храма, держу в руках синеглазую Кукушечку. У нее внутри вместе с тряпочками, лежат частички каждой из присутствующих женщин. Я знаю, что Кукушечке можно доверить то, что спрятано в самом дальнем уголке сердца: обиду, разочарование, уязвимость девичьей души. Что копилось годами и, не имея выхода, скрывалось от меня самой.

Я набираю в легкие побольше воздуха и … выдыхаю его без единого слова. Снова делаю вдох, и вновь не могу ничего произнести вслух. В душе закипают слезы, беспомощность и настоящее отчаяние. Вот если бы знать слова песни, которая бы могла помочь высказать! Но я не знаю. Внутри слова звучат, но нет никаких сил, их произнести вслух. При этом я понимаю, что женщины в кругу ждут, и если я не смогу произнести свое сокровенное, не скажет никто. И я выдыхаю: «Ой, Кукушечка, почему же все мужики такие слабые?! Почему же совсем не на кого опереться?..» Плотина прорвана и со слезами пополам льются сетования. А кукушечка напряженно слушает. И каждое слово проникает в ее кукушечную душу и находит в ней отклик. Она впитывает мои горести и разочарования, и все понимает. Наконец то я могу это произнести. И с каждой фразой на душе возникает пустота. От нее легко и светло. Я передаю Кукушечку соседке и слышу глубокий протяжный вздох: «Ой, Кукушечка…»

Кукушечка обошла круг и вновь оказалась в центре черного платка с красными цветами. Сейчас мы посадим ее в укромное местечко  под куст. Тут она останется до рассвета. Если у кого-нибудь из нас появится желание еще на что-нибудь ей пожаловаться, это можно будет сделать. Насколько я знаю, так и произошло. В течение вечера то одна, то другая женщина исчезала из лагеря и возвращалась через некоторое время с просветленным лицом и блестящими от слез глазами.

Я сказала, что хоронить Кукушечку будем на рассвете и что будить никого не буду. Когда в пять утра я выбралась из палатки, меня уже ждали все наши женщины – нарядные, с покрытыми головами, в юбках. Взволнованные и торжественные.

Мы молча вышли в поле. Солнце только показалось над горизонтом, и на каждом ярком листочке молоденькой кукурузы дрожали огромные сверкающие капли росы. «Кукушкины слезки!» - подумалось мне.

Гуськом мы двинулись к храму. Кукушечка была на месте. Она стояла, в своем алом платочке и из ее распахнутых синих глаз, казалось, вот-вот выплеснется женская боль и горькая обида. Но она крепилась! Такая маленькая и такая сильная. И тут наши слезы полились рекой. Мы вновь передавали Кукушечку из рук в руки. Прощались, благодарили, говорили ей о своей любви. И она умерла…

Я шла впереди, за мной на платке женщины несли Кукушечку. Каждая из подруг держала его край. По обряду, провожая Кукушку, пели специальные песни. Но мы их не помним! И я просто наигрывала на окарине мелодию, которая лилась из души. А женщины подпевали без слов. Это была песня о женской слабости и силе, о любви и боли, о вере и надежде. О Жизни и Смерти.

По пояс в росных травах мы спустились в низину. Там, на дне каменистого ущелья, протекает, поросшая камышом, чистейшая рачка Каратыш («Черные камни»). В ее ключевую воду я опустила Кукушечку и укрыла венком, через который закреплялся договор кумления – посестринства. Куколка подобно русалке скрылась в воде.

В сознании наших предков кукушка связывалась с водяными мавками, русалками. А они, были представительницами мира неживых, воплощениями нерожденных (загубленных в утробе матери) или умерших некрещеными детей. Крещение и торжественные проводы куклы Кукушки освобождали скованную плодоносную силу. Великая Мать теперь могла послать женщинам, обратившимся к ней, души-зародыши будущих детей.

И вот сейчас тростник сомкнулся над быстрой водой, и Кукушечка ушла к Великой богине, унося наши горести и печали. Мы возвращались в лагерь с ощущением легкости и молодости. Впереди была жизнь, свободная от ненужных обид и детских разочарований.

«А вот и еще одна Кукушка. Вся она из того, что в нас спрятано глубоко-глубоко. Из кусочков ткани, что к телу прикасались, из обид и горестей наших. Глазки у куколки огромные, будто слезами налитые…

Выслушала каждую. А что рассказали? Как в жизни спотыкались, как мужчины обижали, как дети не понимали. Рассказали о предательстве любимых, о своей ненужности близким. Все Кукушка выслушала, только не расскажет никому. Слезы наши на ее щечках повысыхают. Как  же о таком расскажешь – слов ведь не хватит. Да и зачем кому-то еще об этом знать?! Ведь умрет завтра Кукушечка и полетит прямо к Великой Богине. Расскажет ей и попросит для своих девочек защиты, любви, понимания…

Ночь с нашим горем жила Кукушечка, а наутро ее нестало. Не выдержало сердечко боли. Похоронили ее с песнями грустными, тяжкими. Отнесли на платке к реке и пустили на воду… Пусть плывет Кукушечка.

Расскажи, Кукушка, Матушке-богине как больно дочкам ее на земле живется. Поведай печаль их, пролей слезы их, отдай обиды их. Пусть рукой своей доброй, нежной погладит Она дочерей своих, и снимет печаль и боль.

Плыви, Кукушечка, а мы тебя отпускаем. Помянем добрым словом, теплой мыслью, надеждой бесконечной.

Ириша»

За завтраком мы устроили, как и положено, веселые поминки. Для этого на костре приготовили обязательное ритуальное блюдо – «Ванюшкину яичницу». В кипящую воду разбили яйца. Это значит что жизнь, запертая до тех пор в Яйце, выпущена наружу, а наша энергия, скованная обидами, вновь вернулась к нам в виде осознания и жизненного опыта.

Вот и раскрыла нам некоторые из своих тайн вестница богов. Проводы – встречи, похороны – рождения. Чтобы родилась девушка, девочка в ее теле умереть должна. Чтобы появилась на свет жена, беззаботная девица уходит. В старину на каждом из этих важных и сложных переходов нас провожали и встречали, сопровождали ритуалами, песнями, соответствующими нарядами и прическами. От этого в жизни было больше определенности и порядка, а не душе – покоя и защищенности. Старого не вернуть... Или кое-что все-таки можно? Ведь стало же участницам нашего эксперимента светлее и легче! Словно убрались тщательно в своей душе, как в горнице перед праздником. Пыль и паутину из дальних уголочков повымели и цветами убрали. Может теми, что «кукушкиными слезками» прозываются? А вы хотите попробовать? Может, следующим летом и встретимся?

А сейчас спасибо тебе, Кукушечка! Спасибо вам, далекие предки за вашу мудрость! Спасибо вам, кумушки – подруженьки! И тебе спасибо, дорогой читатель!