Сказки

В завершение хочу предложить вашему вниманию несколько сказок, народных и авторских. Возможно, они помогут вам лучше узнать и полюбить не только вашу новую подружку, но и ее живых «сосестер». А вам на прощанье только добрых известий и полезных уроков!

СОРОКА И ЛИСА

god soroki 11Увидела как - то раз Лиса Сроку и притворилась мертвою. Сорока спустилась с дерева и села на Лису. И чтобы убедиться в том, что Лиса мертва, она пересела ей на голову, а потом перешагнула на морду. Лиса моментально схватила Сороку за ногу. Заплакала горько Сорока.

-О моя Сорока! О чем ты так плачешь? - спросила Лисица. В детстве меня всегда ругали родители. Они желали, чтобы меня схватила Лиса, подняла на высокую гору и сбросила бы оттуда так, чтобы на каждом камне я оставила по клочку своего мяса и перьев. Теперь проклятье их исполняется: я схвачена тобою, - продолжила рыдать Сорока.

Лиса решила выполнить волю родителей Сороки. Она поднялась на самую высокую кручу и сбросила оттуда Сороку. Сорока в восторге захлопала крыльями и улетела.

Лиса с разинутой пастью осталась на месте.

Сказка про сороку

В роще на краю деревни жили вороны. Летали они всегда вместе, и если одна находила корм, то кричала: – Кар-р… У меня кор-рм… Все вороны садились и вместе закусывали. Хорошие, дружные были вороны, но поселилась с ними одна сорока. Была она такая же чёрно-серая, как вороны, только хвост у неё был длинный. Вечно она этим хвостом гордилась. Целые дни она любовалась своим хвостом. Ела то, что находили вороны, и даже на яйцах сидела плохо – всё время вертелась. Когда соседки её ругали за это, она говорила: – Ах, я особенная! У меня хвост длинный… Я не могу сидеть, от этого хвост портится. Больше всего она любила разные блестящие предметы, в которых можно было свой хвост рассматривать, как в зеркале. Однажды стащила она в кухне серебряную ложку. Вертелась, вертелась перед ней и уронила на землю. Это увидел поварёнок и закричал: – Вороны-воровки ложку украли!..

Про сороку

(Алтайская сказка)

Выбрали птицы павлина в зайсаны. Павлин широко раскрыл сияющий хвост. На шапке золотые кисти. Настоящий зайсан! Стали птицы жену ему искать. От куропатки, от кедровки, от синицы, ото всех отказался павлин: синица мала, куропатка плохо летает, кедровка худа, кукушка печально кукует... Понравилась ему только сорока: она веселая.

После свадьбы павлин выщипал из своей груди темно-зеленые перья и положил их сороке на спину и на хвост. Заважничала сорока. Ничего не делает. Сидит — перебирает новые перья. Летит — новыми перьями блещет. Утром чуть свет выскочит из гнезда, и нет ее до ночи.

— Куда ты спешишь, сорока? — спрашивает ее павлин.

—Куда хочу.

— Где ты была, сорока?

— Где хотела.

Рассердился павлин. Еще затемно, пока сорока спала, он тихо слетел с гнезда и спрятался за кустом акации. Утром сорока распахнула свою крытую черным шелком шубу и полетела, сверкая белой оторочкой.

Павлин — за ней. Они прилетели к жилью человека. Сорока тут же спустилась на помойку и стала клевать отбросы.

— Как тебе не стыдно?! — крикнул павлин. — Сейчас же лети домой!

А сорока даже не оборачивается: клюет да клюет. Подлетел к ней павлин, стукнул ее клювом по голове.

— Больше, — говорит, — ты мне не жена! С тех пор, роясь в отбросах, сорока все головой вертит и детей своих учит:

— Один раз клюнь, а пять раз оглянись — не то павлин прилетит, по голове стукнет.

Крепко помнят это сорочьи дети. Клюнут раз — и обернутся. Клюнут — и вокруг поглядят.

Почему у сороки длинный хвост

(Ительменская сказка)

Раньше у сороки хвост был коротким, как у всех птиц. Но болтлива она была всегда. Где что услышит - сразу по всей тайге разнесёт да ещё и от себя прибавит. Житья от неё птицам не стало. Вот они и пожаловались орлу. Созвал орёл на совет всех птиц и говорит сороке:

- Голубушка, язык у тебя больно длинный. Болтаешь много лишнего. Обижаешь птиц напрасно.

- Это я-то болтаю?! - встрепенулась сорока. - Неправда! Это всё куропаткины сплетни! Уж я-то её знаю! Сама видела: ночью куропатка из гнезда в тундру летала. Где это видано, чтобы порядочная птица...

- Постой! - остановил её орёл. - Ты же опять сплетни распускаешь!

- Да какие это сплетни?! Вот ворона вчера своему мужу каркала, что кукушка все яйца в чужих гнёздах побила...

- Да прекрати же ты! - грозно вскричал орёл. - Ты, видно, не понимаешь, где находишься.

- Это я-то не понимаю?! - тараторила сорока. - Да вы на глухаря посмотрите: вот он и вправду всякий стыд потерял. Взгляните, как он вырядился! Даже брови накрасил!..

- Хватит! - закричал орёл. - Видно, ты, сорока, неисправима. Подальше надо держаться от тебя. Пусть же за твоим длинным языком тянется и длинный хвост, чтобы птицы сразу узнавали тебя и остерегались.

С тех пор и носит сорока длинный хвост. Где она появляется, там птицы в кусты улетают - от греха подальше.

СОРОКА

Алексей Толстой

За калиновым мостом, на малиновом кусту калачи медовые росли да пряники с начинкой. Каждое утро прилетала сорока-белобока и ела пряники.

Покушает, почистит носок и улетит детей пряниками кормить.

Раз спрашивает сороку синичка-птичка:

— Откуда, тётенька, ты пряники с начинкой таскаешь? Моим детям тоже бы их поесть охота. Укажи мне это доброе место.

— А у чёрта на кулижках, — отвечала сорока-белобока, обманула синичку.

— Неправду ты говоришь, тётенька, — пискнула синичка-птичка, — у чёрта на кулижках одни сосновые шишки валяются, да и те пустые. Скажи — всё равно выслежу.

Испугалась сорока-белобока, пожадничала. Полетела к малиновому кусту и съела и калачи медовые, и пряники с начинкой, всё дочиста.

И заболел у сороки живот. Насилу домой доплелась. Сорочат растолкала, легла и охает...

— Что с тобой, тётенька? — спрашивает синичкаптичка. — Или болит чего?

— Трудилась я, — охает сорока, — истомилась, кости болят.

— Ну, то-то, а я думала другое что, от другого чего я средство знаю: трава Сандрит, от всех болестей целит.

— А где Сандрит-трава растёт? — взмолилась Сорока-белобока.

— А у чёрта на кулижках, — ответила синичкаптичка, крылышками детей закрыла и заснула.

«У чёрта на кулижке одни сосновые шишки, — подумала сорока, — да и те пустые», — и затосковала: очень живот болел у белобокой.

И с боли да тоски на животе сорочьем перья все повылезли, и стала сорока — голобока.

От жадности.

Почему у сороки хвост длинный?

Валентина Кужелева

(Сказка)

Жила в лесу сорока Трескунья. Прозвали ее так звери за длинный язык. Все новости в лесу она знала и с утра до вечера трещала и трещала. Всего два глаза, а все видит. Ушей нет, а все слышит. Стоит кому-нибудь в лесу поспорить, а по лесу крик: "Драка! Убивают!"

Не было в лесу зверя, про какого она что-нибудь да не сочинила. Даже про медведя и то небылицу придумала.

Сел будто Мишка на муравьиную кучу, и муравьи-то хвост ему и отгрызли. Узнал об этом хозяин леса, хотел было трепку Трескунье задать, да побоялся, что звери над ним смеяться будут. И для порядка лишь пригрозил болтливой сороке. Испугалась Трескунья. День молчала, другой, а на третий не выдержала и опять затрещала. Такой уж у нее был скверный характер!

Как-то вечером поймала лиса тетерку и решила ею позавтракать.

— Не ешь меня, лиса, — говорит тетерка, — пожалей моих малых тетеревяточек.

Лиса вместо ответа головой мотает; рот не разевает. А тетерка опять:

— Сжалься, лисонька. Отпусти меня к моим деточкам — малым тетеревяточкам.

Лисица только мычит в ответ, зубы разжать боится.

Тут неподалеку наша Трескунья оказалась. Увидала, услыхала и давай лису на все лады передразнивать:

— Му да му! Мэ да мэ!

Мычит, головой крутит, совсем как рыжая плутовка.

Рассердилась лисица на глупую птицу, да ничего сделать с ней не может: жаль добычу изо рта выпускать.

А Трескунья совсем осмелела: то ей на хвост сядет, то на голову заберется. Водит клювом перед самым носом, того и гляди глаз выклюет. Не вытерпела лиса, кинулась на сороку. Чуть-чуть ее не поймала. Тетерка тем временем нырь и улетела. А сорокаТрескунья, как только оправилась от испуга, снова затрещала:

— Лиса в корову превратилась! Лиса мычать научилась!

Не верят ей звери, а любопытство берет свое. Хочется всем на рогатую лису посмотреть, может, Трескунья и правду говорит. Подкараулила однажды лиса сороку и схватила за хвост. Перепугалась Трескунья, давай умолять ее:

— Прости меня, лисица-царица, по глупости своей я все на тебя наговорила.

А лиса мычит и знай трясет ее за хвост из стороны в сторону. Болтается Трескунья в воздухе: Туда-сюда, туда-сюда!

Хвост-то у нее вытянулся и стал длинный-предлинный. На счастье, летела мимо та самая тетерка. Увидела, что сорока в беду попала и скорей к медведю:

— Помоги, Миша, Трескунью из беды выручить. Съест ее лиса.

Пожалел глупую птицу хозяин леса: велел лисе отпустить ее. Полетела Трескунья, а хвост за кусты, деревья цепляется.

С тех пор стала сорока на хвосте свои новости носить, потому что длинный он у нее стал.

МОТЫЛЕК С ОПАЛЕННЫМИ КРЫЛЫШКАМИ

(Бывальщина)

Повелось как-то, что у крестьянина стали один за другим болеть дети. Он уже замучился знахарок да знахарей к себе зазывать! «Все помрут, - говорят те, - потому что завидует тебе вещица и смотрит на твоих детей завидущим оком!»

Что за вещица такая?! Неведомо. Никто ничего хозяину не ответил, поскольку все это знахарское племя друг за дружку горой стоит.

Стал хозяин голову ломать: кто ему может завидовать? Не иначе, какая-нибудь бездетная баба... И вспомнил: как раз перед тем, как заболеть сыну, приходила вдова-соседка, красивая черноглазая молодка, а после того ночью на двор забегала чужая черная курица и громко там кудахтала.

Поговорил хозяин с женой - и та припомнила несколько случаев, когда черная курица кудахтала, а потом заболел кто-то из детей.

Уже один у них остался здоровый ребенок - меньшая дочка, и положили хозяева себе непременно укараулить вещицу и спасти детей. Сели ночью стеречь: мать у постели дочкиной, отец на дворе. И вот ровно в полночь раскудахталась курица, да так, что не унять. Хозяин не растерялся и быстренько накрыл ее загодя приготовленным корытом.

- Вот погоди, настанет утро, придет тебе край! - пригрозил мужик, и в это самое мгновение маленький беленький мотылек выпорхнул в щелочку там, где корыто неплотно прилегало к земле, и полетел, было в дом. Хозяин за ним, ловить, но где там! Однако тут не растерялась его жена. Схватила свечу и поднесла к мотыльку, опалила ему крылышки. Забился тот, затрепыхался и упал на пол. Только ударился оземь, хозяева глядь - а перед ними бьется та самая соседка, только волосы у нее опалены и руки все в ожогах.

- Ох, смилуйтесь, добрые люди! - начала она причитать. - Никогда я больше не погляжу на ваших детушек недобрым оком, никому больше вредить не стану!

Крепко вздул ее хозяин - уползла вещица едва живая. Но дети его наутро выздоровели, и больше никаких бед в той деревне не случалось. Ведь если вещица даст слово больше не колдовать, все ее чародейные свойства избываются бесследно.

А при встрече с этим мужиком вещица так низко кланялась, что дивно было, как у нее спина не переламывалась!